Навигация по сайту

Новый закон о миссионерской деятельности нарушает конституционные права граждан!

Опубликовано: 12.10.2016

видео Новый закон о миссионерской деятельности нарушает конституционные права граждан!

Каналы против, депутаты против, зрители против. Зачем нужен новый законопроект о запрете рекламы

1 сентября вступает в силу новый Закон об образовании. Что изменит он в нашей жизни?



Я не  о зарплатах учителей, ЕГЭ, укрупнении школ, подушевом финансировании и других качествах образовательной политики — только один вопрос, который касается меня как  учителя:  Будет ли у меня чуть-чуть больше свободы? В смысле, права выбора учебника, программки.

Ведь она, свобода, нужна не только артистам, политикам и журналистам – но иногда и  учителям. Не  боты же мы, чтоб просто делать Единую программу — охото что-то и от себя добавить. Требование свободы в выборе содержания – не такой уж радикализм. Существует же понятие «академические свободы» применительно к университетам – почему  ж не дать и школам хоть чуть-чуть академической свободы?


Открыт "зеленый коридор" для нелегалов (с субтитрами)

Последний аргумент: из школы уходят более юные и творческие люди,  не только из-за средств и переполненных классов. Из-за необходимости  делать Программку: наобум, бездушно и бессмысленно.

Бывалые учителя ухмыльнутся по поводу академических свобод. «И так, — скажут, — мы всегда делали, взнуздалось – для проверяющего, а на уроке кто проверит?» Это так, но есть  у меня мечта, глуповатая мечта учителя: писать в журнале то, что делаешь на уроке. По правде. Ведь все ж детей учим.


ГЛАВНЫЙ ЗАКОН РУССКОГО ЮТЮБА / СЕКРЕТ УСПЕШНЫХ БЛОГЕРОВ

Дает ли нам новый закон возможность хоть маленький, но свободы?

***

К истории вопроса.

В замечательные русские годы, 30 годов назад, все было до боли просто. Страна работала по Единой Программке: и инспектор в Москве  мог сказать, что проходят сейчас, по литературе, на третьем уроке, ученики в Казахстане либо на Дальнем Востоке. 

Позже случилась Перестройка. И Закон об образовании 1991 года, самый либеральный наш закон, отдал учителям свободу определять содержание образования. Казалось бы.

Написано там было приблизительно так: Образовательная программка составляется и утверждается в школе, при условии выполнения требований муниципального эталона. Два десятилетия спустя понимаешь, какую свободу тогда мы получили и — утратили сразу, не поняв, что с ней делать. 

Закон разрешал нам самим составлять программку и работать по ней – при условии соответствия результатов в выпускных классах: четвертом, девятом и одиннадцатом.  Но не достаточно кто из учителей понял тогда эту возможность. Заместо того, чтоб писать свою программку – мы переписывали, а когда в школу пришла множительная техника — ксерили старенькые программки

Вот мы ксерили и ксерили… И тут, бюрократы, поняв, что тогда, в 1991 году, они со свободой хватили через край, тихонько, без излишнего шума, в 1997 году, подправили законодательство.

Образовательная программка утверждается самой школой, но – внимание! – она составляется «на базе примерных образовательных программ». Поправка 97 года  лишила нас права быть создателем своей программки – но этого снова же никто не заметил.  

Что ж такое: «На базе примерных общеобразовательных программ»? Пошел я за разъяснениями к методистам, очень уж хотелось работать «по правде». Обычно, они пожимали плечами и говорили: «Ну… можно поменять в программк одну третья часть материала».

Поменять местами? Исключать темы и ставить новые? Никто ничего не знал. И только один районный методист, очевидно симпатизирующий  нашей школе, отведя меня в сторонку, всё растолковал: «Естественно, ты можешь, но за год до аккредитации я тебе советую ни буквы не менять в примерной программке. Все расхождения будут рассматриваться инспектором под лупой…»

Я к этому времени уже был знаком с лупой инспектора. Мы не стали писать собственных программ, отксерив министерские.

***

И вот, Закон об образовании 2013 года.

Попал случаем на совещание в Министерстве образования и послушал разработчиков закона: Школа сама утверждает учебный план, составляет программки; личный подход, право выбора… Что-то снова встрепенулось во мне, как будто повеяло вдруг весною. Поразмыслил: неуж-то… Исторический шанс — нельзя упустить. Охото ведь дожить до времени, когда в журнал можно будет писать то, что делаешь на уроке.

Попробовал разобраться в документе. Итак вот: заместо прежней фразы: «школа работает по программам, составленным на основе…»  — другая формулировка. «По программкам, составленным с учетом примерных программ, утвержденных министерством».

Заместо «на базе» -  «с учетом». Разработчики пояснили: «Эта формулировка – это  итог нашей двухгодовой борьбы. Сейчас любая школа может писать свою программку, инспектор бессилен, и только покуратура может разобраться, написана программка с учетом либо без учета»

Я не боюсь прокуратуры, но все же…

***

Итак, вроде бы учитель получил право быть создателем программки. Неуж-то, дожили мы до светлого денька, и в журнальчике можно будет писать то, что делаем на уроке?

Но…  Закон об образовании  определяет, что вся организация учебного процесса и внутренняя жизнь школы регламентируется документом, который именуется «Образовательная программка школы».  Это собственного рода Конституция школы. Мы пишем правильную, неплохую Конституцию  и живем по ней, и сами составляем программки, избираем учебники…  Свобода.

И вот, мы начали писать эту «Образовательную программку» -  документ страничек на сто — 100 50: о метапредметных компетенциях, личностно-деятельностном подходе, ожидаемых результатах реализации…  Наш завуч исходной школы,  а модернизация задела младшую школу в первую очередь, стала забывать имена малышей, а однажды оставила тетради для контрольных работ в ячейке супермакета. На составление этого документа у нее ушло без малого год.

Представляется, что только узкая группа избранных, изучивших методологический язык современных управленцев, в состоянии написать такую программку. А ведь какя отменная была мысль: любая школа пишет свою конституцию и живет по ней.

Подведем  итоги: по новому Закону мы свободны разрабатывать и утверждать программки курсов. Если мы  овладеем языком управленцев и напишем на нем основной закон школы. И, 2-ое «если» — если инспектор, а в следующем – прокурор, не найдет,  противоречий между  в системе внутреннего школьного законодательства. Прокурор не так страшен – а вот инспектор… Он обязательно чего-нибудть отыщет.

Мы, в нашей школе,  не решили еще себе: писать либо нет эту «конституцию». Но, уверен,  подавляющее большая часть школ  никаких главных законов себе разрабатывать не будет, а пойдет по верному и проторенному пути: все распечатают и отксерят.

Не знаю, как дела обстоят в других странах, знаком только с французским опытом. У французов школа тоже пишет свою «конституцию» до года – именуется этот документ «Проект школы», маленький, странички на две-три и очень просто написанный.

***

«Закон об образовании», который вступает в силу 1 сентября 2013 года, дает школам неслыханные доныне права и свободы. Не превратился бы он в ту  самую Конституцию,  по  которой наша жизнь стала  легче и веселее.